ЭКО: не всем хватит жизни, чтобы расплатиться

Экстракорпоральное оплодотворение является одним из основных методов по борьбе с бесплодием. После ЭКО, беременность наступает достаточно часто. Ведь в ходе процедуры, оплодотворение проводится в пробирке, а полученный эмбрион подсаживают в матку будущей матери. После имплантации в стенку эндометрия, можно считать, что беременность наступила.

Что за процедура и ее преимущества

Внутриматочная инсеминация (ВМИ) относится к технологиям искусственного зачатия. Но в отличие от ЭКО она не требует длительной и болезненной подготовки, а также отсутствует восстановительный период.

Суть этого вспомогательного репродуктивного метода заключается в том, что в период овуляции женщине в полость матки вводят обработанную в лаборатории семенную жидкость. Сперма может быть полового партнера/супруга, а также возможно использование замороженного материала донора.

К основным преимуществам ВМИ относятся:

  1. Безболезненность, то есть нет нужды в применении анестезии и госпитализации.
  2. Нет вреда для организма, а значит отсутствуют побочные эффекты.
  3. После процедуры (15-20 минут) женщина идет домой.
  4. Можно проводить неоднократно.
  5. Введение семенной жидкости сразу в полость матки позволяет избежать шеечного фактора бесплодия. При естественном половом контакте большая часть сперматозоидов гибнет в шейке матки из-за патологического состава цервикальной слизи.

Проведение искусственного оплодотворения при помощи инсеминации значительно увеличивает возможность зачатия по сравнению с естественным актом. Это происходит благодаря предварительной обработке семенного материала, то есть женщине вводят сперму с самыми активными и подвижными сперматозоидами. Также врачи проводят процедуру только в период овуляции, наступление которой контролируется при помощи УЗИ.

Что происходит после ЭКО: беременность и ее особенности

Когда подсадка завершена, следует придерживаться рекомендаций доктора. Ведь в 30% случаев, беременность после ЭКО заканчивается выкидышем на ранних сроках. Чтобы снизить риски, будущей матери назначают специальные препараты. Медикаменты поддерживают определенный гормональный фон и увеличивающие концентрацию прогестерона. Это поможет эмбриону закрепиться и начать развиваться.

Учитывая повышенные риски, акушеры-гинекологи более внимательны к наблюдению пациенток после экстракорпорального оплодотворения. Не забывайте, что обо всех изменениях в самочувствии стоит своевременно сообщать врачу. Даже незначительные отклонения от нормы требуют внимания медиков!

Не забывайте и о распорядке дня. Будущим мамам рекомендуют чаще гулять на свежем воздухе, правильно питаться и больше двигаться. Также важно следить за состоянием здоровья, ведь вирусные инфекции очень опасны на ранних сроках.

Как повысить АМГ?

Повысить амнтимюллеров гормон искусственным образом не представляется возможным. Он всего лишь маркер истощения овариального резерва. Даже лучший репродуктолог не сможет увеличить концентрацию гормона, а небольшие колебания при повторных сдачах анализа обусловлены погрешностями лаборатории. Для планирования беременности важно определить число антральных фолликулов.

Считается, что прием КОК (контрацептивов) повышает уровень АМГ. Однако это всего лишь заблуждение. Всегда нужно помнить, что в женском организме изменение показателя гормона АМГ происходит только в сторону уменьшения. Поэтому лучше заранее определить этот маркер, чтобы проанализировать состояние репродуктивной системы.

Судьба «снежинок» и «криошек»

Оплодотворенные, но не подскаженные эмбрионы отправляют на криохранение. Их могут использовать в случае, если беременность сорвется на раннем сроке. Или подсадить позже, если этого захотят родители, планирующие еще иметь детей. За хранение замороженных эмбрионов надо платить порядка 500-1000 рублей в месяц.

Когда финансовые поступления от родителей прекращаются, клиника оказывается в двусмысленном положении:

уничтожить нерожденных детей врачи не имеют права, а родители часто «забывают» своих «снежинок» (термин принят на Западе) или «криошек», как ласково называют их в России, без присмотра.

Согласно неофициальной статистике, только 50% пар возвращаются за своими будущими детьми.

Что происходит за закрытыми дверями барокамер, мало кому известно. Теоретически существует возможность безвозмездного донорства таких эмбрионов для пар, которые не имеют возможности для зачатия, но на практике и с точки зрения законодательства этот вопрос не урегулирован.

Клиника не может реализовывать такое донорство без согласия родителей, кроме того, нужно сделать массу генетических анализов, чтобы чужой ребенок прижился в теле приемной мамы. Другой вариант, предлагаемый клиниками – передать эмбрионы «для научных опытов».

Судьба «снежинок» и «криошек»

Большинство женщин, особенно тех, кто все же стал матерями, уже не могут решиться на уничтожение, но, размышляя о повторной попытке, сомневаются, что замороженные эмбрионы будут «свежее», чем полученные от новой стимуляции и более позднего оплодотворения.

«Ребенку почти 3 года. 2 раза заходила в клинику, чтоб утилизировать, но даже произнести эти слова не смогла. Не могу и все. Оплачиваю за хранение 6 000 в год и не жалею.

Читайте также:  Беременность при ранней овуляции — основная информация и рекомендации

Никто не знает, что будет завтра. Это мои дети и моей душе спокойно так, значит пусть будет так», — пишет одна из участниц таких дискуссий на форуме про ЭКО. Интересно, что она, не задумываясь, называет его «ребенком», а своих замороженных эмбрионов — «детьми».

Совет, который звучит там чаще всего: постоянно откладывать решение об уничтожении собственных детей, авось ситуация решится сама собой.

Права эмбрионов разных стран В разных странах закон по-разному регламентирует защиту прав еще нерожденного ребенка. В США говорить о праве эмбриона на жизнь можно лишь после того, как он закрепился в матке и проявляет признаки жизнеспособности. Поэтому в местной судебной практике существуют случаи, когда один из родителей настаивал после развода на уничтожении уже сформированных и находящихся на криохранении эмбрионов, чтобы избежать их последующего рождения и как следствие – необходимости выплачивать алименты. В Германии действует принцип: жизнь человека начинается с момента оплодотворения. Поэтому закон защищает права еще не рожденных детей с момента их зачатия. Здесь категорически запрещено проводить предимплантанционную подготовку («селекцию») ЭКО-эмбрионов, редукцию без согласия родителей и опыты на эмбрионах. Запрещено и суррогатное материнство. В Италии запрещена донация эмбрионов на научные исследования, даже если родители сами проявляют такую инициативу, не приветствуется длительная криоконсервация. В связи с реформой Кодекса законов о здравоохранении во Франции в январе 2000 г. было провозглашено, что жизнь человеческого существа должна охраняться с момента первых признаков ее проявления – то есть первичного деления клеток после оплодотворения. Великобритания постепенно движется к тому, чтобы дать эмбрионам все больше прав и гарантировать еще не рожденным детям само право на жизнь. В Ирландии законодательство в этом отношении строже, оно говорит о том что «любая оплодотворенная яйцеклетка должна быть использована для нормальной имплантации и не должна быть намеренно уничтожена». В Австралии действует принцип, согласно которому эмбрион обладает правом подать иск о возмещении вреда, причиненного ему по неосторожности в период его внутриутробного развития. И, наконец, Россия. В России не урегулированы не только права эмбрионов, но и права детей, рожденных раньше срока. Дети, появляющиеся на свет раньше 22 недель беременности с весом менее 500 грамм, официально в документах называются «поздними выкидышами». На них невозможно получить документы, пока не будет установлена их жизнеспособность, их невозможно похоронить в случае гибели – тела утилизируют как биоотходы. Недавно была произведена попытка внести коррективы в часть 2 статьи 17 главы 2 Конституции в формулировке: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому с момента первого сердцебиения» (в настоящее время «от рождения»). Поправка одобрена не была.

Читайте также:  Лапароскопические операции при кисте яичника